Пелоп (Пелопс), сын Тантала, царь Элиды, завоеватель Пелопоннеса

ипподром

Пелоп (Пелопс), греч. — сын лидийского царя Тантала и его супруги Эврианассы, царь Элиды, завоеватель Пелопоннеса.

В молодости с ПЕЛОПОМ случилось событие, нетипичное для подавляющего большинства смертных: он был убит, но затем воскрес. Убил его родной отец, Тантал, чтобы предложить богам, но не как жертву (в древних мифах это не было редкостью), а в разрезанном и зажаренном виде. Любознательный Тантал хотел проверить, догадаются ли боги, что за мясо им подано на пиру. Боги действительно оказались всезнающими и наказали Тантала муками, которые вошли в пословицу на все времена. ПЕЛОПА же они вернули к жизни; вложили мясо и кости в котел и снова их соединили, точнее, сварили, а Гермес по приказу Зевса оживил его. ПЕЛОП возродился еще более прекрасным, чем был, но ему недоставало одного плеча — его съела Деметра, опечаленная исчезновением своей дочери, которую похитил Аид, и ничего не замечавшая в своей задумчивости. Но и это уладилось: бог Гефест выточил недостающую часть из слоновой кости — с тех пор у всех Пелопидов на левом плече было белое пятно. В качестве наследника Тантала ПЕЛОП пришел к власти в лидийском городе Сипиле и даже расширил свои владения за счет соседних областей Фригии.

обед терея

Однако ПЕЛОПУ не пришлось долго править родным городом: на него напал могучий троянский царь Ил, изгнавший его за море. После долгого и опасного плавания ПЕЛОП высадился на полуострове, который впоследствии получил его имя. Ввиду отсутствия свободных земель для поселения ПЕЛОП решил посвататься к дочери какого-нибудь царя, чтобы со временем унаследовать его трон.

Выбор невест в тех краях был неплохой, но ПЕЛОП заинтересовался наименее доступной из них — Гипподамией, дочерью элидского царя Эномая. Дело в том, что Эномай твердо решил не выдавать свою дочь замуж, так как ему было предсказано, что его зять станет причиной его гибели. Тем не менее Эномай приветливо встречал каждого претендента на руку его дочери и, по тогдашнему обычаю, предлагал ему состязаться с ним в беге на колесницах. В случае победы жених получал руку прекрасной Гипподамии, однако за поражение он должен был поплатиться головой (подобные условия тогда тоже не были редкостью). Когда ПЕЛОП прибыл в Элиду, ворота царского дворца уже украшали тринадцать кольев с насаженными на них головами его предшественников. Однако это не остановило ПЕЛОПА.

Вскоре ПЕЛОП выяснил, что игру Эномая нельзя назвать честной, хотя он и давал своим соперникам значительную фору. Дело в том, что Эномай состязался на чудесных конях, подаренных ему отцом, богом Аресом, которые не уступали в скорости самому богу войны. С другой стороны, в этом отношении и у ПЕЛОПА дела обстояли не хуже: бог моря Посейдон подарил ему колесницу с крылатыми колесами (по другим сообщениям, колеса были нормальные, зато кони были крылатые). Кроме того, ПЕЛОП имел перед Эномаем определенное преимущество: Эномая гнал вперед только страх смерти, а ПЕЛОПА воодушевляла и любовь, так как он влюбился в Гипподамию с первого взгляда.

ПЕЛОП сделал все, чтобы выиграть состязания. Он принес не только богатую жертву богам, но и щедрый дар Миртилу, колесничему Эномая, чтобы тот ослабил осевые чеки царской колесницы. По другой версии, Миртила попросила об этом сама Гипподамия, так как не хотела оставаться старой девой, а ПЕЛОП ей чрезвычайно понравился. В описании дальнейших событий мифы снова единодушны. Эномай дал ПЕЛОПУ обычную фору, вскочил на колесницу, стегнул коней и полетел как ветер. На финишной прямой перед храмом Аполлона на Истме Эномай настиг ПЕЛОПА, занес копье, чтобы поразить его в спину, но тут одно из колес слетело с оси, царь вылетел из колесницы и размозжил себе голову. ПЕЛОП выразил искреннее сожаление по поводу трагической смерти царя, принес очередную жертву богам и по истечении положенного срока траура женился на Гипподамии.

пелоп

Унаследовав элидский трон, ПЕЛОП учредил в честь своей победы торжественные игры, посвященные Зевсу Олимпийскому и проходившие поблизости от столичного города Писы. (Во всяком случае, так утверждали жители Элиды; зато спартанцам было достоверно известно, что их учредил Геракл.) Затем он разделался с Миртилом, который был нежелательным свидетелем пути ПЕЛОПА к трону, и к тому же еще и шантажистом, так как в уплату за молчание требовал половину царства (да еще и любовь Гипподамии в придачу), — ПЕЛОП столкнул его с высокой скалы в море. Но прежде чем над Миртилом сомкнулась вода, он успел проклясть ПЕЛОПА и весь его род до третьего колена. Отец Миртила, Гермес, некогда воскресивший нынешнего убийцу своего сына, услышал это проклятие, но не стал спешить с его исполнением. Он позволил ПЕЛОПУ подняться на вершину славы и могущества и лишь затем сокрушил его ударами, нанесенными посредством его жены и сыновей (см. статьи «Атрей», «Фиест», «Хрисипп»).

Кроме Атрея и Фиеста (соперничество этих сыновей ПЕЛОПА составляет самые кровавые страницы греческих мифов) Гипподамия родила ПЕЛОПУ сына Питфея, воцарившегося в Трезене, и дочерей Никиппу и Лисидику. Нимфа Аксиоха родила ПЕЛОПУ сына Хрисиппа, трагически погибшего в юности. По преданию, ПЕЛОП был погребен в Олимпии, в самом центре священного участка Альтиса. Небольшое возвышение с его символической могилой, сооруженной примерно в 11—10 вв. до н. э., было обновлено в 6 в. до н. э. и сохранилось до сегодняшнего дня.

Миф о ПЕЛОПЕ (и о его потомках) был одним из самых распространенных во всем греческом мире. Этим объясняется и многообразие его вариантов. Древнейшее упоминание о ПЕЛОПЕ содержится в «Илиаде» Гомера; затем мы встречаемся с ним в стихах Тиртея (7 в. до н. э.) и Пиндара (5 в. до н. э.), в произведениях классиков аттической трагедии Эсхила, Софокла и Еврипида. По словам Пиндара, ПЕЛОП прибыл из Малой Азии один — на крылатой колеснице, подаренной ему Посейдоном. Другие авторы утверждают, что он приплыл с военной дружиной и завоевал полуостров, назвав его Пелопоннесом. В мифологическом справочнике 1 в. н. э., приписываемом Аполлодору, ПЕЛОП не имеет ничего общего с подкупом Миртила, а убивает его потому, что тот попытался силой овладеть Гипподамией. Нет единства у древних авторов и в вопросе о матери ПЕЛОПА: кроме Эврианассы, дочери речного бога Пактола, они называют также Эврифемиссу, дочь речного бога Ксанфа, дочь Амфидаманта Клитию или плеяду Диону. Теперь о городе Писе, в котором будто бы жил завоеватель Пелопоннеса: странно, что Гомер не упоминает его даже в перечне городов, которыми правили первые потомки ПЕЛОПА. Что же касается трассы, по которой проходило состязание ПЕЛОПА с Эномаем, то короткой ее никак не назовешь: расстояние между Писой и Истмом (нынешним Коринфским перешейком) по прямой превышает 100 км.

В последнее время миф о ПЕЛОПЕ привлек к себе внимание ученых. Некоторые его элементы интересно и полезно сопоставить со скромными фактическими сведениями о древнейших взаимоотношениях между малоазийскими греками (в частности, между жителями Лидии и Троады), об их отношениях с другими народами (например, с хеттами) и о связях между малоазийскими и пелопоннесскими греками. Все это вопросы сложные, но мифы не раз уже помогали лучше понять историю.

Поделиться с друзьями!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


27 − = 26

яндекс.ћетрика