Шахматы «Мистерия Вакха» (резьба по бивню)

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

На пятнадцать месяцев я «ухожу» в Древнюю Грецию, где начинаются Великие Дионисии. Праздничная процессия уже направляется к театру при свете факелов. После грандиозного жертвоприношения в 100 быков, совершённого у алтаря Двенадцати богов, и буйного пира эллины спешат на представление. Впереди идут чиновники и жрецы, хореги и хоревиты, за ними вооружённая охрана, затем красавицы, несущие на головах корзины с плодами, разноцветная толпа в маскарадных костюмах со свирелями и флейтами. Несколько групп из крепких молодых парней несут громадные деревянные фаллосы и статую бога Вакха. Памятник водружают посреди орхестры театра Диониса. Бог будет присутствовать на празднике, устроенном в его честь.

Выбор

Любой художник мечтает о самостоятельном творчестве, но не каждый может насладиться погружением в изумрудную толщу океана вдохновенной свободы без акваланга в виде наследства или полной отрешённости. Рано или поздно придётся выныривать и судорожно хватать воздух в виде заказов. Частенько можно услышать от служителей искусства недовольство такой зависимостью. Но мне кажется несправедливым сетовать на заказчиков за вторжения в шаткую творческую пирамиду художника, честней было бы поблагодарить их. Ведь работодатель не только оплачивает труд мастера, но невольно подсказывает, что тревожит почитателя данного ремесла, чем он хотел бы обладать и наслаждаться. Такой ориентир небесполезен.

Великий английский экономист Адам Смит, казалось, навеки обрёк Спрос рождать Предложения. Однако «развитой» социализм заставил другого, не менее выдающегося экономиста из Одессы, Михаила Жванецкого, возразить: «…спрос сам мечется как угорелый — изучает сбыт. Потому что сбыт о завтрашнем дне не думает, а спрос стоит бледный на каждом углу». С тяжёлыми увечьями, но богатым опытом, мы покинули социализм и вернулись к Адаму Смиту.

Спрос на мои изделия далеко не бледный, и не на каждом углу. Он сытый, грамотный и переборчивый. О себе нужно громко кричать и, желательно, не только от своего лица. Так или иначе, при любой модели экономики без сотрудничества с заказчиком, зрителем, ценителем — не обойтись. Самонадеянность, проекты, сваренные в собственном соку без учёта других точек зрения, могут оказаться одномерными и завести в тупик. Нередко уже состоявшиеся мастера искусства, заработав право на свободу творчества, «залетают» на крыльях популярности на территорию бомонда и становятся его пленниками. Они вынуждены использовать в дальнейшем свой талант, а точнее, расходовать его на непрерывное зарабатывание больших денег, для того, чтобы «кормить» свой статус. Круг людей, в котором важно, какой «Rolex» у тебя на запястье, в каком заповеднике возведён твой терем, и сколькими каратами обвешена твоя супруга, не мой круг. Но меня мучит другая болезнь, которая уносит за облака для решения всечеловеческих проблем и далее, в космос. Без этого я не могу существовать, но всё должно быть, как говорил кузнец Вакула, в пропорции. Так что, спасибо заказчикам за то, что они есть, и вовремя опускают меня на землю. Ведь я решил, что уже освоил фигуры высшего пилотажа мастера, когда он сам создаёт моду и ненавязчиво прививает покупателю свой вкус, что уже покорил весь мир техникой 3Т. Но вдруг выяснилось, что у клиента могут быть и другие предпочтения. Заказ «1812 г» пришёл с тыла, в расслабленную зону, где мирно отдыхали, сняв портянки: патриотизм, воинская дисциплина, дотошный натурализм. Я так устал от этой партии, что, когда услышал тему следующего заказа — шахматы «Крымская война», — подумал о том, что давно не виделся со своими душевными приятелями из психдиспансера на улице Фрунзе. Вспомнилась история в картинках Херлуфа Бидструпа «Близнецы».

Херлуф Бидструп. «Близнецы»

Я поинтересовался, есть ли у меня выбор. Близнец не устраивал не только из-за сходства, не только из-за того, что я ощутил бы себя второгодником, но и потому, что в Крымской войне Россия проиграла, и легендарных имён было недостаточно, чтобы выстроить читаемую схему партии.

Выбор был. Вторым номером из-за кулис застенчиво выплыла «Камасутра». Причём, с просьбой быть не вульгарной, без пошлости. Снова нарисовалась параллель – анекдот про мужика, который просил золотую рыбку обеспечить мир во всём мире. Рыбка замялась, мол, сложный вопрос, неразрешимый, загадай другое желание. «Ну, тогда сделай жену красавицей». Рыбка глянула на фотографию жены: «Даа… Так что ты там говорил насчёт мира во всём мире?»

Я представил себе 32 фигуры в соитии, накрытые простынями, и не знал, какую под них подстелить концепцию. Ещё представил, какие проблемы меня ожидают в связи с наймом натурщиков и натурщиц, без которых фигуры не будут живыми, несмотря на мой многолетний опыт и в резьбе и непосредственно в самой теме. И как преподнести всё это родителям и моим маленьким детям, которые всегда в курсе того, что я делаю. Кроме всего, двойные фигуры — это почти три года работы на оползнях инфляции. И хотя тема любви и духовной и плотской, любви, плодоносящей жизнью, для меня ближе, понятней и гораздо предпочтительнее темы войны, — я был в растерянности.

И чуть было не пал под Севастополем на шахматных полях Крымских баталий. Ведь отказаться от обоих вариантов было бы хамством. Пока я бился в цепях выбора, поступило третье предложение, назначение которого мне показалось очень гуманным: добить, чтобы не мучился. Мне предложили изготовить огромное (по масштабам моего ремесла) настенное панно размером 2,5х3 м с названием «Вакханалия». Панно должно было быть изготовлено из дерева, а тела людей из кости. По существу, предполагалась хрисоэлефантинная техника в горельефе. Я не владею этим древним искусством, но даже, если бы меня научили гнуть костяные пластины и облицовывать заниженную с математической точностью основу, не взялся бы.

Связь с заказчиком осуществлялась редко и, как в шпионских детективах, через третье лицо (владельца столичной галереи). Я готовился к связи, стараясь чётко обозначать вопросы и предложения. Но этого было недостаточно. Приходилось применять дедукцию. Мне объяснили, что заказчики (муж и жена) строят в Крыму дом, и шахматы должны вписаться в его интерьер. Очевидно, поэтому и возникла тема Крымской войны. Вариант «Камасутры», видимо, был связан с какими-то иными ассоциациями. Хотя… Тема «Вакханалии», явно перекликалась с камасутрой. А ведь древние греки, «зачинщики» ритуальных празднеств в честь бога Вакха, были первым цивилизованным народом, пришедшим на крымский полуостров.

Огюст Левек. «Вакханалия»

Я решил сделать «ход конём»: изготовить уменьшенный макет «Вакханалии» и увеличить его с помощью современных технологий. А затем довести вручную, и имитировать кость, естественно, с разрешения хозяев, специальным покрытием. Правда, для этого потребовалось бы снять помещение.

К панно были те же требования, что и к камасутре: множество соитий, но без пошлости. Формально этот вопрос решался: горельеф — не круглая скульптура, и так же, как двухмерная картина, позволяет скрыть «горячие» точки композиции. А некоторая недосказанность в эротике, даже формальная, лишь усиливает сексуальный резонанс у зрителя, наверняка запланированный, несмотря на неприязнь к вульгарности.

Наконец, меня посетила идея, позволившая «отдать» настенную «Вакханалию» другому мастеру.

Панно станет частью общей темы греков в Крыму. Т.о., камасутру в шахматном варианте нужно трансформировать и поместить в некое драматургическое ложе с понятным сюжетом и без совокуплений, которыми теперь полна целая стена. Итак, вакханалия — празднество в честь бога Диониса, наполненное вином, оргиями, религиозной эйфорией — доминирующая тема интерьера. Мне представилась следующая схема связей.

Мозаичная стена «Небеса», на которой смонтировано панно, разделяет помещение на две части: сзади — дегустационный зал, в котором гость выбирает напиток. Впереди — Греческий зал с будущим шахматным гарнитуром. В отличие от Греческого зала Эрмитажа, в котором персонаж Аркадия Райкина безуспешно пытался «отдохнуть», в этом — можно таки выпить понравившееся вино. Со стороны дегустационного зала в панно вкладывается бутылка или бочонок с выбранным напитком, а в Греческом зале, повернув некий элемент на горельефе, скажем, перстень на пальце одного из персонажей, вы можете наполнить ритоны, стоящие на специальном скульптурном полустолике. Вино льётся из опрокинутой тем же экстатирующим героем, амфоры или ойнохойи. Панно должно создавать иллюзию огромной глубины. Скопления человеческих тел, как и гроздья винограда, горят в лучах Солнца, исходящих из центра композиции. Лучи пробиваются сквозь переплетающиеся виноградные лозы и полупрозрачные спирали плюща. Ветви с листвой и виноградом ниспадают к Солнцу. Своеобразная обратная перспектива (Светило внизу) отдалённо перекликается с православной иконописью и говорит о том, что любовью на панно занимаются боги. В восходящих потоках экстаза боги приближаются к нам, людям, и удаляются от Солнца. В этом — божественное смешение и инверсия низменных и возвышенных чувств любовной сферы.

В правом верхнем углу — сам Дионис, бог виноделия и веселья, оргий и религиозного экстаза. Вот оно, решение, соединительное звено для нового шахматного гарнитура! «Георгий Иваныч, он же Гога, он же Гоша…». Дионис, он же Бахус, он же Вакх. Вакханалии и Дионисии, — как будто бы одно и то же, но слава у них разная. Вакханалии со временем приобрели жестокую, кровавую окраску, представляли собой полный беспредел не только в плане проявления животных инстинктов, но и использовались для реализации запланированных преступлений. Через несколько веков после захвата Греции Римом они были запрещены Сенатом, но не искоренены. Поэтому весь проект — иллюстрация именно Великих Дионисий, мистерий, укрощённых мудрыми эллинами до городских праздников поэзии, веселья и любви, в которых было больше красоты и положительной энергетики, чем жестокости и безумия, и моя «Мистерия Вакха» — лишь спектакль об издержках культа.

Ещё раз пройдёмся по всей цепочке. Золотые врата из зала Вина в Греческий — панно «Вакханалия», являющая собой оргическую часть мистерии. Глядя на глубокую перспективу панно, мы ощущаем, как жизнетворящий солнечный свет со стороны винного зала, насыщает виноградные гроздья своей энергией, перетекающей в вино, а вино, притупляя разум, наполняет тела блаженным чувством божественной любви.

Хозяин и его гость, прежде чем наполнить бараньи головы ритонов понравившимся вином, подходят к шахматному гарнитуру — кульминации темы древнегреческой культуры, связанной с мистериями Вакха. Шахматы — театральное представление на Великих Дионисиях о диких мистериях прошлого. Шахматный гарнитур — уравновешивающий элемент всего интерьера. Игра в шахматы это включение интеллекта, логики, сосредоточение мысли, расчленение мира на чёрное и белое, добро и зло, субординация людей и богов. Панно — расслабление, отключение разума, слияние с богами и природой во всей её противоречивости. Эта двойственность человеческого начала, способная к разделению и смешению – главная черта бога Вакха и его культа.

Стол я представил себе в виде огромной греческой чаши со скульптурной поддержкой. Мне хотелось вернуться к подъёмному механизму, как в «Алисе», но с другим принципом подъёма. Хотел, чтобы доска стала интерактивной (экран монитора), но при первых запросах в Инете, понял, что это сегодняшний день науки и техники, а значит — риск и непредсказуемые затраты. В следующем, упрощённом варианте никакой техники уже не было, но фигуры всё же предполагалось хранить внутри стола, укладывая и расставляя их вручную. Дверками хранилища являлись две половинки игрового поля. Место для сбитых фигур — поле красного цвета, которое, покачиваясь, должно было имитировать налитое в чашу вино.

Проект

Ещё до окончания эскиза, я узнал, что моя дедукция тужилась где-то вдалеке от замысла хозяев, что в доме уже всё спланировано, а шахматы будут находиться в библиотеке, выполненной в ампире.

Тем не менее, идея сценической постановки мистерии Диониса в шахматной партии была принята. Стол переложили с больной головы на здоровую, и теперь им занимался профессионал – Руслан Ярема. Ему предстояла нелёгкая задача соединения диких страстей и лёгкого юмора со строгим и недвижимым, как караульный у Мавзолея Ленина, ампиром. Тема панно больше не всплывала.

Я опустился на свою узкоколейку, и, качая изо всех сил двуплечий рычаг дрезины, поехал искать бивень и вдохновение, чтобы заняться своим делом. Второй я, который нёсся по широкому шоссе в голубую даль, был временно недоступен.

С бивнем было ещё хуже, чем в прошлый раз. В Россию поехать я не рискнул, а дал объявление на одном из украинских интернет-порталов: «Куплю бивень мамонта». Мне прислали предупредительное письмо, о том, что в объявлении есть запрещённые слова. Я не совсем понял, что не так и поместил объявление с изменённым текстом: «Посмотрю бивень мамонта». Пришло ещё более строгое предупреждение о том, что мой адрес будет навсегда заблокирован, что слова «бивень мамонта» запрещены. Попытки дать объявление на других украинских сайтах дали тот же результат. Возможно, якутский мамонт объявлен в Украине священным животным, как корова в Индии, и упоминание всуе даже частей его святаго тела, а особо, торговля ими есть мамонтохульство и смертный грех.

В конце концов, на каком-то уральском форуме мне удалось найти продавца из Днепропетровска. Бивень был, конечно, не идеальный, но из сорока килограммов удалось «освободить» двадцать один достойного качества, и дело осталось только за вдохновением. Для этого нужно было сделать партию сложнее и интересней всех предыдущих.

Итак, концепция шахматной партии состоит в том, что на доске представлена первая часть религиозного ритуала служения богу Дионису (Вакху). Назовём её прелюдией. Мужская половина – чёрные, женская – белые (чтобы не обижались). Поскольку панно, выражавшее собой вторую часть обряда, ушло из поля зрения, оргию теперь будет олицетворять сама игра: фигуры сближаются и, пожирая друг друга, меняют шахматные позиции. Противостояние и грядущее слияние (смешение и отсутствие каких-либо правил для сбитых фигур вне поля) чёрных и белых, мужчин и женщин символизируют двойственность Диониса (видимо, связанную с его тяжёлым детством). Это его театр. Фигуры в этой партии – боги Олимпа, а пешки – вакханки и корибанты, – спутники Диониса. Боги являются зрителями и, в какой-то степени, участниками мистерии.

Сам Дионис – объект культа и «режиссёр» постановки — не является королём, но занимает место ферзя — самой активной шахматной фигуры. Это можно сравнить с ролью главного тренера спортивной команды, который подчинён владельцу клуба.

Дионисии чаще всего трактуются как ритуал слияния с богами, в результате чего разум, способный сортировать понятия добра и зла, замещается инстинктами. Я же попытаюсь показать красоту динамики танца, остроту и сладость эротического возбуждения, но вместе с тем и негативную составляющую отключения разума, который, на мой взгляд, является главным достоянием человека.

Белые пешки – пляшущие в экстазе под действием вина и звуков тимпанов и флейт, вакханки (менады) с тирсами в руках, змеями и языками пламени в распущенных волосах. В ногах – опустошённые сосуды для вина, куски разорванных животных. Тирсы, имеющие, несомненно, фаллическую основу, должны ассоциироваться с одной стороны с нынешними шестами для стриптиза, имеющими те же корни, с другой стороны — с оружием: шишкой в вершине тирса вакханки часто маскировали наконечник боевого копья.

Чёрные пешки – корибанты, исполняющие экстатические танцы на языках пламени, обнажённые, но в шлемах, со щитами и факелами.

Впервые мои пешки отрывают от подставок ноги. Пешки нагружены золотом и атрибутикой так, чтобы вызвать ощущение огненных вихрей. Суть действа в неимоверном энергетическом наполнении «сливающихся» с богами.

Фигуры богов, выступающих в качестве зрителей, составляют более спокойную часть композиции. Но четыре офицера тоже в танце. Это «зажигание», запуск цепной реакции массовой сексуальной истерии. Динамика, динамика, динамика…

Я помнил о просьбе заказчика обойтись без пошлости. С помощью лёгкого юмора проблема частично была решена. Но один вопрос требовал обсуждения. Если женщин-вакханок открытость интимных зон не смущала, то юноши в роли корибантов, танцующие (в соответствии с историческими материалами) в обнажённом виде и в возбуждённом сексуальном состоянии как будто вопрошали: «Куда девать наши гениталии?», и, забывая, что они в исступлении, норовили закрыться щитами.

На одном заседании решался вопрос, строгать ли доски для пола в бане. Если строгать, будет скользко, если не строгать, у людей будут занозы. После долгих споров решили: строгать и класть строганным вниз. И мы нашли компромисс: эрегированные члены ваять в полном объёме, а затем закрывать золотыми венками плюща, так чтобы не бросалось в глаза, но кому интересно, детали можно будет разглядеть в лупу через просветы в листьях.

Фотография Андрея Мищенко

Шахматный гарнитур «Мистерия Вакха»

Идея и проект шахматного набора – И. Эпштейн

Материалы фигур: бивень мамонта, эбеновое дерево, янтарь, золото, серебро, кожа.

Материалы подставок: чёрный каррарский и белый газганский мрамор, золото, кожа.

Изготовление основы подставок: фирма «Беличьские ремёсла».

Консультации в технологии надписей: специалист по нестандартным решениям – С. Дорошенко.

Ювелирные работы, включая надписи на подставках – С. Цехановский.

Стол изготовлен из ценных пород древесины с применением техники маркетри Русланом Яремой.

Высота фигур с подставками 135 – 180 мм. Клетка – 74 мм.

Габариты стола без надстройки 800х960х1300 мм.

2011-2013 гг

Изготовление партии длилось рекордно большой срок — пятнадцать месяцев, включая проект. Проект — это целый месяц творческих поисков, когда трудные моменты не приводят к усталости, а наоборот, активизируют, делают жизнь яркой и перспективной. Ещё немного радостных мгновений при формообразовании, и больше года скучной работы, когда всё понятно и нужно просто исполнять.

В соответствии с договорённостью, 1-го марта 2013 г., работа была закончена. День в день. Месячный запас на отпуск, болезни и непредвиденные обстоятельства стёрся сам по себе — без отпуска, болезней и каких-либо форс-мажоров. Видимо, я чего-то не учёл. Когда запас испарился, я ощутил себя скользящим над пропастью по тонкому канату без страховочного троса и в прямом эфире. Наверное, я никогда не смог бы стать конструктором кораблей и самолётов, мостов и железных дорог, врачом или полководцем. Какое мужество, какие стальные нервы должны быть у людей, от которых зависят человеческие жизни. Страшно представить себе, что испытывает архитектор рухнувшего здания или конструктор взорвавшегося при испытании самолёта, даже, если их невиновность доказана. Моя работа нетравмоопасна, она не может вызвать сотрясение мозга, сломать кому-нибудь челюсть или, тем более, чью-то судьбу. Её жертвами могут стать лишь мои собственные нервные клетки. Не сосчитать, сколько полегло их, без вины виноватых, уже на финишной прямой, сколько не дотянуло до победы.

В последние дни перед завершением партии, истерзанный ответственностью за сроки, я уже планировал большой отпуск: мысленно парился в бане, пил с друзьями коньяк, гулял с семьёй по набережным Крымских курортов, философствовал, прохаживаясь по санаторным аллеям Закарпатья. Конечно, я понимал, что «большой» отпуск не получится, но хотя бы неделя покоя, пусть даже без горных источников и морских аэрозолей.

В конце февраля, под занавес заказа, прямо скажем, не по сезону в нашей квартире почти на целый день зарядил дождь — нас затопили соседи. В бой пошли оставшиеся в живых нервы, не достигшие призывного возраста. Начался сумасшедший дом с ремонтом, который перечеркнул все мои лучезарные планы. Почему так произошло? Почему в который раз в жизни не осталось ни времени, ни места, для того чтобы остановиться и оглядеться? Я уже не произношу слова «отдохнуть», которое за двадцать лет приобрело вид фантома и характер какого-то коварного и опасного соблазна. Вот оно, звериное лицо капитализма! Хотя, причём здесь капитализм?

Может быть, я переборщил с тщательностью, которую сколько не корми, сыта не будет?

Да, я хотел показать, что моё мастерство выросло, что я ещё не остановился.

Точнее, не показать, а снова доказать самому себе, что не достиг ещё своего «порога чувствительности», когда ты чувствуешь, что пора заканчивать, потому что перестаёшь творить и начинаешь мучить своё ремесло и его почитателей. Чем дальше, тем тяжелее, а главное, дольше даётся каждый шаг к совершенствованию. Быстроногий Ахиллес мчит за ползущей черепахой, но не может её догнать, радиоактивное вещество пытается распасться, но всякий раз делает это только наполовину, мириады длинношеих экспонент пытаются коснуться своих заветных асимптот, но чем дальше, тем продолжительнее и тем мельче каждый их шаг к сближению, тем стойче судорожный изгиб их позвоночников. Как определить своё время полураспада, когда у тебя ещё есть какой-то запас, но твоё продвижение становиться всё менее заметным? Да, ты устал физически и морально, тебе всё трудней думать и воплощать. Но ведь ты только начал что-то понимать в своём деле, только начал делать открытия.

Наши тире между датами рождения и смерти прокладывают тропинки к неведомой нам цели. А может быть и не тире, а, подобно всему нашему мироустройству, некие гармонические кривые, на которые мы часто смотрим сверху, видя лишь их прямую проекцию. А мы, как дельфины, выныриваем из океана, называемого нами небытием, но уже с немалым багажом, и, глотнув воздух жизни, снова уходим в океан иного мира, чтобы когда-нибудь снова вынырнуть и прочертить новый штрих. А может быть, это последний поворот, падение в вечную чёрную бездну? Или наоборот — вознесение потоками нового измерения вверх, в светлую вечность, к Золотой Середине Совершенства? Но не будем о грустном и непонятном и взглянем сквозь оптимистическую призму:

— партия действительно получилась сложнее всех предыдущих, особенно, в динамике,

— эту работу я уже не постесняюсь назвать авторской,

— многие недостатки, характерные для предшествующих шахматных наборов, удалось исправить,

— открылись новые погрешности, на которые раньше я не обратил бы внимание, а теперь вижу их отчётливо,

— появились новые идеи,

— и не так уж я затянул с изготовлением — ведь заказ действительно был более трудоёмким.

Так что, не будем уточнять, выныриваем ли мы из-под земли или падаем на голову с неба, а продолжим эксплуатацию своего отрезка (независимо от его кривизны) так, чтобы, по возможности, дать ему направление вперёд, туда, где светло и вольно, не затоптано и не загажено, туда, где нас ещё нет.

Чёрные — боги и корибанты

Белые — богини и менады

Чёрный король — Зевс

Я всегда напрягался, когда эрудированные люди в дружеской ли беседе, или в официальном докладе использовали сюжеты и имена из древнегреческой мифологии, да ещё и с какими-то намёками, параллелями, аллегориями. Предполагалось, что всякий хоть мало-мальски образованный человек должен был впитать всё это со школьной скамьи вместе с таблицей умножения. Я ничего не понимал, и, если рядом не было отца, я страдал от своей никчемности. Работа заставила меня восполнять гуманитарные пробелы в разных направлениях, в том числе и в мифологии. Я испытал настоящую радость невежества, когда понял, что мучившее меня десятилетиями чувство вины за непрочитанные газеты, исчезло и сменилось ощущением свежести памяти, в которую теперь можно было легко загружать что-то более привлекательное, чем партийные доклады на пять разворотов. Я хотел честно изучить всю древнегреческую мифологию. Но вдруг понял, что всё очень запутано, что единого мифа о том, кто чей папа, кто сын, от кого родился и кого убил, просто не существует. Есть множество вариантов, наиболее талантливые из которых, благодаря их литературным создателям, стали, в какой-то степени, общепринятыми. Жаль, что я не знал этого раньше и не мог в нужный момент поставить на место надменных эрудитов. Правда, не смог бы и теперь. Все перекопанные, перечищенные, перемытые материалы пошли на приготовление «соуса» для шахматной партии и с её окончанием напрочь вылетели из головы,

оставив лишь отдельные созвучия. Но чувства вины уже не было. Да, я был там, был начитан и ушёл начитанным вместе с работой. Теперь я новый, чистый и светлый, с полупустой головой могу браться за новую тему. Конечно, можно было бы очень остроумно, с намёками и параллелями расставить своих персонажей, основываясь на свежеприобретённых знаниях всех переплетений и вариантов. Но это была бы уже моя бравада поверхностной эрудицией. Поэтому, я попытался базироваться на наиболее известных версиях.

Зевс — главный олимпийский бог, сын Кроноса и Реи, наставник Павлика Морозова, отправивший своего отца в тартарары, точнее, в Тартар и возглавивший в результате пантеон богов. Ему подвластно все и вся, он вершит суд и управляет природой. Редко, кто видел его с улыбкой на лице. Но сейчас он искренне рад за своего не слишком благополучного сына Диониса, который поставил сию мистерию. Кроме того, тема приятна громовержцу, и он пришёл расслабиться. Молнии на его короне шевелятся от удовольствия. Двусторонний топор (лабрис) «отдыхает», жезл сжат в кулаке, но, естественно, не от гнева, орёл бдительно охраняет настроение хозяина, который, кажется, растворился в своих сладострастных воспоминаниях.

На троне как отображение эротических похождений главного бога показаны три эпизода из его многочисленных любовных «подвигов».

Зевс, обратившись в змея, совращает Деметру; Зевс-бык с той же целью уносит в море Европу; Зевс-лебедь овладевает Ледой

Дионис (Вакх, Бахус) — бог виноделия, производительных сил природы, вдохновения и религиозного экстаза, — младший из богов олимпийского пантеона. Дионису историки уделили гораздо больше внимания, чем кому-либо из олимпийцев, потому что он загадочен и неоднозначен. Известно, как минимум, пять Дионисов с разными корнями и судьбами. Но все версии приводят к одному и тому же явлению, поглотившему всю Грецию и не только.

— Я поселю здесь разврат, я опрокину этот город во мрак и ужас, — скорее с обидой и отчаянием, чем со злобой и ненавистью, говорил герой Василия Шукшина Егор Прокудин, добрый человек с тяжёлой судьбой. Дионис не сидел в тюрьме, но с самого детства над ним висел дамоклов меч расправы. Зевсу, изменившему Гере со смертной Семелой, пришлось оберегать Диониса от взбешённой жены со дня зачатия ребёнка. Вплоть до того, что рожать сына пришлось самому Зевсу. Гера устроила так, что Громовержец сжёг Семелу своими же молниями. Зевс успел вырвать шестимесячный плод из чрева умирающей матери, зашил его в своём бедре и выносил. Роды прошли удачно, и Гера, естественно, не успокоилась. Зевс вынужден был всё время прятать Диониса: то в пещере, то в море, то в женском облике, то в обличии козла.

Чёрный ферзь — Дионис

Такое неблагополучное детство не могло не сказаться на характере и поведении Диониса. В то же время, здравым и законопослушным эллинам, придерживавшимся аполлонистических традиций, просто необходим был прямопротивоположный культ, как некий клапан сброса избыточного давления, который позволял бы выплёскивать зажатый канонами южный темперамент. Для того чтобы как-то оправдать гигантские масштабы пьянства и разврата, Дионис был наделён массой положительных качеств, а отрицательные были преподнесены философски. Девоподобный бисексуал стал не апологетом безнравственности, а богом производительных сил; умение гнать самогон, которое Дионису передал его друг и наставник алкоголик-пророк Силен, превратилось в божественную энциклопедию виноделия; весь негатив безумия, дикарства, необузданных эмоций стал основой концепции дионисизма, которая заключалась в том, что апофеозом мистерии Вакха, главной целью ритуального празднества является слияние людей с богами, при котором жизнь и смерть, боль и наслаждение — суть божественны и непротивопоставимы. На практике, с точки зрения любого трезвого непредвзятого наблюдателя, это была чудовищная картина массовой истерии со стремительной потерей человеческого облика. Дионис и безумие — близнецы и братья, как Ленин и партия у Маяковского. В Диониса безумие вселила Гера, а он от души делился им со всеми своими недоброжелателями, не признававшими в нём бога. Трудно винить в чём-либо самого Диониса. В истории немало примеров, когда ущербные люди становились вождями, желая утвердить себя, показать миру свою силу, несмотря на душевные или физические недостатки и при этом разрушая статус человека разумного, попирая пропорции светлого и тёмного. Страшно то, что они всегда собирали и собирают огромное количество сторонников, становятся идолами. Золотое равновесие добра и зла нарушается на одной из ветвей непоколебимо равновесного вселенского древа. Такое неравновесие мгновенно компенсируется, но в другом месте. И если цивилизация сама не может справиться со своими недугами, она будет вытеснена другой. Наша цивилизация больна, и причину надо искать не в Дионисизме и не в фашизме, а в каждом из нас, которые время от времени находят себе безумных пастухов.

Мой Дионис имеет классические черты и атрибутику. В одной руке он держит тирс — фаллический символ производительных сил природы и, одновременно, посох огромной власти, в другой — чашу с вином. На голове и под ногами — гроздья винограда. Они говорят о том, что вино есть плод коллективного труда человека, богов и Светила. Как и во всех мужских фигурах, не без иронии отмечено сексуальное возбуждение, но только в физическом аспекте. Душевное состояние Диониса не отражает ни праздничной, ни творческой, ни эротической атмосферы ритуального действа и, несмотря на торжественную позу, скорее, ближе к апатии. Надоевшее самому себе самоупоение, выражается наркотическим бесшовным взглядом. Интересный технический нюанс. После долгих поисков и нескольких проб удалось подобрать кусок янтаря, который дал нужный оттенок красного вина. Блик от золотого дна чаши играет внутри янтаря, напиток оживает.

Белый король — Гера

Гера — верховная богиня Олимпа, сестра и супруга Зевса, покровительница брака и семьи, охраняющая матерей во время родов.

Инцест среди олимпийцев вряд ли можно подвергать какой-либо критике, т.к. выбор в пантеоне был небольшой. Зевс, будучи царём богов, видимо, знал о недостатках кровосмешения и постоянно искал связи на стороне. Гера, будучи верховной богиней, но вместе с тем и прежде всего — женщиной, не хотела вникать в медицинские тонкости, и весь её «послужной список» состоит из злобных преследований и убийств всех Зевсовых любовниц и их наследников.

Вот и сейчас строгая блюстительница моногамных отношений — в гневе. Сексуальная истерия, начинающаяся дикими экстатическими танцами и заканчивающаяся неистовым групповым сексом — это не её тема. Она требует прекратить отвратительное с её точки зрения надругательство над священными понятиями любви и верности.

Почти все классические атрибуты Геры при ней: высокая диадема, свидетельствующая о её могуществе, главенствующем статусе среди других богинь, жезл с кукушкой как символ брака, не оправдавшего надежд, павлин — священная птица Геры. Павлин в паре с другом, а может, подругой запрягался в колесницу Геры для срочной доставки богини по подозрительным адресам. В частности, радужные пятна на хвостовом оперении павлина — тоже результат «ревностных» происков Геры. Однажды она приставила неусыпного стоглазого великана Аргуса присматривать за возлюбленной Зевса Ио, превращённой ею в корову.

Зевс не мог вынести страдания Ио и «заказал» Аргуса Гермесу, который хитро и подло убил наивного великана. Глаза мёртвого Аргуса рассыпались, и Гера украсила ими хвост любимой птицы. Кукушка тоже не просто так кукушка. Она связана с воспоминаниями Геры о юности, когда Зевс превратился в эту птицу, чтобы добиться любви юной златокудрой красавицы. Между прочим, Зевс и Гера долго встречались тайно, тайно женились и ещё 300 лет их брак был секретом для всех. Трудно сказать, почему их супружество было тайной, но видимо, это серьёзно подорвало психику Геры. Её злоба распространялась не только на мужа и его любовниц. В отместку за рождение Афины Зевсом без участия жены она родила, минуя брачное ложе, Гефеста. Но увидев слабого и уродливого младенца, сбросила его со скалы. Гефест покалечился и стал ещё более уродлив, но выжил и вырос в гениального кузнеца. Очень долго у него с матерью были плохие отношения, Гефест даже наказал её, подвесив к небу, но затем простил.

Ещё один атрибут Геры — гранат — отсутствует, т.к. помещённый в этой постановке в правую руку, он скорее мог бы быть воспринят как граната, нежели как символ плодородия.

Несмотря на скверный характер, Гера всё же оберегает любовь, семью, рожающих матерей и их детей. На троне Геры изображены сахарные барельефы на эти темы.

Говорят, Адольф Гитлер был вегетарианцем, любил славянских женщин и писал милые акварели.

Поцелуй влюблённых; счастливая мать кормит своего ребёнка; счастливая семья с накормленным ребёнком

Афина — богиня войны, искусств и ремёсел; покровительница городов и государств, учёных и изобретателей, её имя по сей день носит столица Греции. Так же как и Дионис, Афина множественна, известно пять Афин, но мы будем опираться на наиболее распространённые версии. Так же, как и Диониса, Афину родил сам Зевс, но не из бедра, а из головы. Возможно, поэтому так разнятся их характеры. Дионис это безумие и разврат, Афина – это мудрость и достоинство. В честь Афины также устраивали празднества — Великие Панафинеи, но они были связаны не с пьяными оргиями, а с музыкальными и гимнастическими соревнованиями. У Диониса были десятки любовников и любовниц, Афина же была девственницей, хотя и вскормила сына от Гефеста, зачатого и рождённого вне её тела.

Афине принадлежат изобретения: флейты и трубы, колесницы и корабля, керамических горшков и уздечки для лошадей, плуга и ярма для волов. Афина научила людей ткачеству, прядению и кулинарии, она изобрела государство и учредила законы.

Белый ферзь — Афина

И, тем не менее, при всей несокрушимой репутации Афины Дионис кажется мелким пакостником по сравнению с главной её находкой – изобретением войн.

В постановке фигуры Афины я активно и беспардонно использовал скульптурную композицию Афины-Паллады перед зданием Австрийского Парламента, созданную на рубеже XIX и XX веков скульпторами Карлом Кундманном, Джосефом Тотенхайном и Хьюго Хэрдльтом. Уверенную мужскую позу венской девы-воительницы я смягчил, стараясь добавить женственности. Холодный взгляд Афины

стал более влажным, загорелись щёки. Сможет ли она сохранить свою целомудренность и благоразумие до конца празднества?

Атрибутика классическая:

боевое копьё, шлем с грифонами, сфинксом и высоким гребнем, крылатая Нике в руке, голова Медузы Горгоны на груди, змея в ногах и сова на плече как символы мудрости. Только совёнок смешон и растерян: вряд ли Афина услышит сейчас его мудрые советы.

Белый офицер — Афродита

Афродита — богиня любви и красоты, рождённая по классической версии из морской пены. Она вселяла любовь во всё живое и влюблялась сама. Жестоко наказывала тех, кто отвергал любовь. Находилась в интимных отношениях со многими смертными и бессмертными и родила немало детей.

Вообще, диву даёшься, чего там у них творилось в пантеоне благородных богов. Интриги, подкупы, заказные убийства, естественно, с сопутствующими: коварством, жестокостью, ненавистью, подлостью, обманом, в общем, — всем букетом «от лукавого», который не должен быть свойственен богам с точки зрения современных религиозных воззрений. Однако, если проанализировать поведение людей на протяжении всей истории, то древнегреческая аргументация безупречна.

Я не стал обременять фигуру атрибутикой, снял с неё знаменитый пояс, который брала у неё взаймы сама Гера, чтобы быть неотразимой и соблазнять своего распутного супруга, отпустил голубков и дельфина, отнял цветы, яблоко и чашу молодости с вином. Оставил её, в чём родилась, — богиня любви на празднике сексуального беспредела обойдётся без свиты и специализированного инструмента. Оставил лишь украшения, которые подарили ей стражи Олимпа Оры: диадему, ожерелье и серьги. В руках — золотая раковина с жемчужиной как символ происхождения богини.

Афродита — одна из четырёх фигур-офицеров, которые своим танцем заводят менад и корибантов, т. е. являются в театре Диониса «играющими» зрителями.

Чёрный офицер — Посейдон

Посейдон — бог морей, второй сын Кроноса и Реи, брат Зевса, Геры, Деметры, Гестии и Аида. Жил на дне моря во дворце со своей женой Амфитритой и тремя детьми. Пытался претендовать на верховенство в пантеоне или хотя бы равенство с Зевсом. Много судился, участвовал в заговоре против царя богов, в кон-це концов, проиграл и признал главенство Зевса.

Очень любил лошадей, и, оставаясь на основной должности бога морей, стал по совместительству покровителем коневодства. Так же, как и большинство богов, вспыльчив и страшен в гневе.

Будучи несколько зажат Зевсом во власти, Посейдон «отрывался» в любви. Пока Амфитрита меняла подгузники своим детям и щёлкала семечки с нереидами на скамеечке возле морского замка, Посейдон уходил якобы на службу. И вот в это рабочее время он успел наплодить от сотни любовниц, более ста тридцати детей, в том числе, барана и двух коней (одного из них от Деметры). Так что присутствие на этом празднике Посейдона совсем не случайно. Его бешеный танец с трезубцем в руках «зажёг» даже неподвластную любви Артемиду, не говоря уже об остальной публике. Океаны и моря вздыбились, как гигантские кони, громадными волнами, которые разбиваются не только о скалы, но также и о скалоподобный детородный орган Посейдона. Корона морского бога — золотая раковина «лямбис скорпиус» с растопыренными, как при электрошоке, шипами как нельзя лучше передаёт сексуальную экзальтацию Посейдона.

Белый офицер — Артемида

Артемида — богиня охоты, плодородия, женского целомудрия, дочь Зевса и титаниды Лето, сестра-близнец Аполлона. Так же как и некоторые другие богини является покровительницей семьи и родовспомогательницей. Артемида — девственная богиня, у неё не было ни связей с мужчинами, ни детей. Она считается богиней Луны (Аполлон — олицетворение Солнца). У неё большая свита из океанид, нимф, собак и грозная воинская атрибутика. По одной из версий Артемида — покровительница Амазонок. Мягкостью характера не отличалась.

Культ Артемиды был распространён не только в Греции. Особо почиталась она в г. Эфесе, в Малой Азии. В Эфесском храме, который считался одним их семи чудес света, находилась легендарная статуя многогрудой богини, символизирующая покровительство материнства и деторождения. Именно этот храм в IV в. до н.э. сжёг Герострат, ради того, чтобы войти в историю.

Что же делает богиня целомудрия, вечная дева, чистая и неприступная Артемида, с голой задницей на этом шабаше безумия и безнравственности?

Ну, во-первых, не исключено, что её затащил сюда брат Аполлон — ведь близнецы всегда стараются быть вместе. Аполлон, конечно, не сторонник «езды без тормозов», но не чужд умеренного разврата. Во-вторых, Артемида не изолирована от мира, она знает, как живут люди и боги. Вакханалия, даже театральная, непременно приведёт к множественным зачатиям, а это уже её сфера — оберегать матерей и их плоды. Артемида и Аполлон танцуют синхронно, но у охотницы бо-лее спортивная постановка танца, и в лице нет и тени эротики. А вот пёс её, ка-жется, «поплыл». Ему можно,— в отличие от нимф, он не давал обета безбрачия.

Чёрный офицер — Аполлон

Аполлон (другое имя Феб — «лучезарный) — бог красоты, вдохновения, искусств и наук, хранитель стад, дорог, путников и мореходов, солнечного света, предводитель и покровитель муз, врачеватель и прорицатель. Культ Аполлона был распространён во многих странах, и суть этого культа противоположна дионисизму. Аполлонистические начала — это порядок, трезвость ума, мера во всём.

Несмотря на такие светлые начала, сам Аполлон был не всегда умерен, а иногда и чрезмерно раздражителен, и даже жесток. Ну, во-первых, тренер не обязательно должен уметь играть. Во-вторых, обвинять Аполлона, как и Диониса, в чём бы то ни было, не возьмётся ни один психоаналитик. Ведь у этих детей Зевса было по-настоящему тяжёлое детство. Аполлон тоже родился недоношенным, и у матери Лето не было молока. Уже в возрасте 4-х дней он грохнул ненавистного в окрестностях Дельф змея Пифона, за что вместо благодарности получил срок от

Зевса и был выслан на 9 лет на поселение, служить пастухом у смертного. У кого бы не сорвало крышу от такой несправедливости, да ещё и в таком возрасте?

Аполлон с удовольствием пришёл сегодня в театр брата, чтобы немного отдохнуть от дел праведных. Помню, как мы сдавали стометровку в полном обмундировании и 15-ти километровый марш-бросок тоже, так сказать, со всей атрибутикой. Аполлон настолько поглощён атмосферой праздника, что его страстному танцу не мешают: ни серебряный лук, ни золотые стрелы, ни тяжеленная золотая кифара. К слову сказать, у Аполлона был не один десяток любовниц и любовников и около сотни детей.

В одной из известных скульптур Аполлон убивает ящерицу, которая ассоциировалась с тёмной сущностью. Т.о. он борется со своими пороками, пытаясь ос-таться светлым. Здесь ящерица у его ног жива и здорова.

Чёрный конь – Эрот

Эрот (также Эрос, Амур) — бог любви, олицетворение любовного влечения, страсти, и как следствие — продолжения рода.

Эротов не пять и даже не десять. Историки перебрали почти все варианты пар родителей Эрота для установления его происхождения. Исследователи руководствовались разными предпосылками: для кого-то аргументом было сходство лица или манеры летать, кто-то использовал, видимо, пожелтевшие и залитые амброзией регистрационные записи в олимпийских родильных журналах, многие пользовались сплетнями, а некоторые просто выдумывали. Поэтому амплитуда предположений очень велика: от обыкновенного бога, рождённого Афродитой от Зевса, до древнейшего порождения Неба и Земли или Света и Тьмы. Эрот, безусловно, международное, интернациональное, мировое божество с многими именами, но с одной и той же миссией — побуждать всё живое к продолжению жизни.

Имя Эрота неразрывно связано с именем Психеи. И в этой партии они вместе, но по разные стороны мифологической баррикады, мучившей их в долгой и изнурительной дороге любви. Их история — символ предостережения всех влюблённых о том, что любовь это не только сладострастные чувства, но тяжёлый труд и долгий путь со многими испытаниями.

Эрот часто изображается мальчиком. Но поскольку на этот праздник детям до шестнадцати вход воспрещён, а удостоверение бога просто некуда положить — нет карманов, Эрот прилетел в образе юноши с луком и золотой стрелой. На голове у него диадема с пылающим сердцем. При виде Психеи всё тело его изогнулось, как лук, и не только от любви. Психея только что, пренебрегая техникой безопасности, открыла ларец, из которого сочатся губительные пары мёртвого сна. Нельзя засыпать в полёте. Торопись, Эрот!

Белый конь — Психея

Психея (Психе) — олицетворение души, дыхания. Богиней не родилась, а была принята в сонм по ходатайству Эрота после целой вереницы драматических событий. Римский писатель Апулей «вырастил» эту трепетную историю, и она расцвела множеством сказок по всему миру.

Красота Психеи, одной из трёх дочерей царя, невольно сделала её соперницей Афродиты. Богиня послала сына Эрота погубить девушку, вселить в неё любовь к самому ничтожному из людей. Однако Эрот влюбился сам и тайно забрал красавицу в свой замок. Он являлся к любимой лишь под покровом ночи, и девушка никогда не видела его. Завистливые сёстры Психеи воспользовались этим. Они сказали, что муж её страшный змей и его нужно убить. Доверчивая Психея вооружилась кинжалом, но осветив лампой лицо Эрота, ахнула, поражённая его красотой. Кинжал выскользнул из рук, и капля горячего масла упала на плечо мужа. Эрот пробудился, сильно обиделся и улетел прочь. Психея долго искала его, и, несмотря на подлые козни Афродиты, нашла. Но теперь свекровь изводила Психею невыполнимыми заданиями. Невестку всё чаще посещали мысли о суициде. Последним поручением был ларец красоты, который нужно было добыть у Персефоны из подземного царства мёртвых. Надо сказать, что Психее, т.к. она была хорошая, все помогали: и звери, и травы, и даже камни. Поэтому задания выполнялись. Но в этом случае коварная Афродита запретила открывать ларец. Никакие помощники ни одну женщину не могут уберечь от любопытства. Мёртвый сон повалил из ларца, окутывая девушку чёрным туманом. Но Эрот успел — поцелуем он спас жену от угара, и уговорил Зевса сменить Психее статус. Зевс выписал напиток богов и выдал крылья. Психея напилась амброзии и стала бессмертной, а Афродита выпила валерьянки и успокоилась.

Белый конь — Ирида

Ирида (Ирис) — богиня радуги, дочь Тавманта и океаниды Электры, сестра Гарпий, по другой версии – порождение облака. Жена Зефира.

Ирида — вестница богов, их поручения она разносит быстрее ветра по земле, в глубины морей и океанов и даже в подземное царство мёртвых, где правящие Аид и Персефона, а также весь персонал, видимо, тоже нуждаются в свежей информации. Златокрылая «связная» между богами и людьми таким образом, подобно радуге, соединяет Небо и Землю.

Если Гермес является личным посланником Зевса, то Ирида – прислужница и курьер Геры. Одна из её функций – сопровождение женских душ в Аид (так же, как у Гермеса – мужских).

Золотой сосуд в руке богини наполнен водой из подземной реки Стикс. Водами Стикса клялись боги. Влагу, наполненную клятвами богов, Ирида отдаёт облакам, которые дождём орошают землю. Не зря испокон веков клятвы и обещания правителей ассоциируются с потоками льющейся воды. На голове Ириды — диадема в виде радуги с цветком Ирис, названным в честь богини за многообразие оттенков. Её именем также назван химический элемент Иридий, соединения которого отличаются богатой палитрой красок. Крылья с золотой прорисовкой и радуга выполнены из перламутра. В правой руке Ириды — кадуцей — жезл глашатаев, обладающий способностью примирять.

К сожалению, в виду ограничений, связанных с размерами клетки доски (74х74 мм), всех крылатых шахматных коней, пришлось «придержать» и, уменьшив угол наклона, заставить их сделать вынужденную посадку. А представьте, если бы над конвульсирующими в диком танце вакханками и корибантами, оторвавшись от подставок, кружили крылатые фигуры богов.

Чёрный конь — Гермес

Гермес (в римской мифологии Меркурий), Сын Зевса и плеяды Майи — бог торговли, олицетворение, ловкости, плутовства, обмана, воровства и красноречия. Покровитель атлетов, глашатаев, послов, пастухов и путников, а также магии и астрологии. Посланник богов и проводник душ умерших в подземное царство. Изобрёл меры, числа, азбуку и обучил людей; установил порядок созвездий, первым ввёл месяцы и исследовал ход небесных светил.

Будучи ещё младенцем, угнал 50 коров у Аполлона, хитроумно замаскировав коровьи следы. Аполлон оставил коров Гермесу взамен на семиструнную лиру, изготовленную маленьким Гермесом. Затем Гермес выменял у Аполлона жезл. Крылатый жезл вестника — керикион или кадуцей, непременный атрибут Гермеса, способный мирить врагов, приобрёл традиционный вид в тот момент, когда Гермес решил испытать его, поместив между двумя борющимися змеями.

Жезл использовался не только для примирения, но также для передачи посланий от богов. В младенческом возрасте Гермес в шутку украл скипетр у Зевса, трезубец у Посейдона, щипцы у Гефеста, у Афродиты пояс, лук и золотые стрелы у Аполлона и меч у Ареса.

Гермеса называют Трисмегистом (трижды величайший) в связи с тем, что он был вхож и в мир богов, и в мир людей, и в потусторонний мир Аида.

Вот так, изначально фаллическое божество в виде колонны с торчащим членом (гермы), переродилось в великого бога-комбинатора, для которого не существовало закрытых дверей. И хотя известно как минимум пять Гермесов с разной родословной, все они были гениальными ворами в законе.

Широкополую шляпу «петас» я заменил на более аэродинамичную, подобную велошлему. В правой руке — свиток, на ремне — мешочек с деньгами.

Чёрная ладья — Пан

Пан — бог пастушества и скотоводства, плодородия и дикой природы.

Версии рождения. По гомеровскому гимну, Пан считается сыном Гермеса и дочери Дриопа. По другой версии, сын Гермеса и Орсинои. По одному из сказаний, сын Зевса и Гибрис, или Зевса от Фимбриды, или от Ойнеиды. По Эпимениду, сын Зевса от Каллисто и близнец Аркада. Есть версия, что Пан — сын Гермеса и Пенелопы. По Дуриду, он родился у Пенелопы от её сожительства со всеми женихами. По Евфориону, сын Пенелопы и Аполлона. По Арефу из Тегеи, сын Эфира от Энои. По Дидимарху, сын Геи. По Аполлодору Афинскому, вообще не имел родителей. Видимо, Пан работал на несколько пантеонов и запасся многими «легендами». От кого бы то ни было, но он родился с козлиными ногами, рогами и бородой и сразу стал прыгать и смеяться. Водил хороводы с нимфами, играя на изобретённой им сиринге (флейте Пана). Веселил богов и пугал смертных (отсюда — паника, панический страх). Пан считался также богом зарождающегося света, при восходе солнца, богом-предсказателем и богом-проводником. Позднее его культ соединился с культом Великой матери и Диониса. Похотливый и любвеобильный, он, подобно сатирам, был олицетворением чувственной любви. Спутник Афродиты и соперник Эрота.

Прикрываясь массивной виноградной гроздью, он объясняет приземлившемуся рядом трезвому Эроту: «In vino veritas!». Как и всякое демоническое божество создал массу проблем при изготовлении фигуры.

Чёрная ладья— Гефест

Гефест (римский Вулкан) — бог огня, покровитель кузнечного ремесла и самый искусный кузнец. По одной версии — сын Зевса и Геры по другой — Гера зачала и родила его самостоятельно из бедра, в отместку Зевсу за рождение Афины из головы громовержца. Детство Гефеста тоже было не сладким, его бросали с Олимпа то ли Зевс, то ли Гера, то ли оба в разное время, в результате чего он стал хромым на обе ноги. Но какие у него были руки! Он выковал скипетр и эгиду Зевсу, тирс Дионису, доспехи Ахиллу, включая знаменитый щит, отображавший мироустройство, колесницу Гелиосу, выковал немало механических животных и даже двух металлических служанок для помощи в мастерской. Все сооружения на Олимпе были воздвигнуты Гефестом, всё оружие богов было изготовлено им. Только Гефесту Зевс доверял ковать его огненные молнии. Гефест — Мастер, бог всех мастеров, бог-творец, один из немногих жителей Олимпа, к которому я отношусь с великим почтением. Как художник, видящий часто глубже любого прорицателя, Гефест обладал великолепным чувством юмора, которое, правда, на Олимпе имело ограниченное применение. Наковальня с изображением гривастого Зевса имеет форму старого нудного еврея с залысинами.

Гефест — застенчив, сексуальное шоу шокировало его. От нахлынувших эротических эмоций, он «свернул шею» ручке молота, и она лопнула в нескольких местах. Изобразить хромоногость я не сумел, но сделал кузнеца слегка косолапым и с небольшим варикозным расширением вен.

Белая ладья – Хлорис

Хлорис (Хлорида), дочь Амфиона, царя Фив и Ниобы (версия), одна из двух уцелевших ниобид — детей многодетной семьи Ниобы, подло и жестоко убитых Артемидой и Аполлоном по просьбе их матери Лето, за то, что Ниоба хвалилась перед Лето своими детьми. Хлорис — внучка Тантала, проклятого богами (Танталовы муки). Ну, Тантал, был виноват (шпионил, воровал у богов), но за что пострадали дети? При этом Лето считается символом материнства. Мафия.

Не знаю, когда и как Хлорис стала богиней цветов. Возможно, это и не та Хлорис, информации о ней маловато. Историки говорят, что звали её Мелибоя, а Хлорис прозвали оттого, что она побледнела от смертельного страха перед Артемидой, и уцелела лишь потому, что взмолилась Лето о пощаде. Видимо, в благодарность, она с братом Амиклом построила храм Лето в Аргосе.

Победила в беге на Гереях (празднества в честь Геры) в Олимпии, вышла замуж за царя Нелея и благополучно родила дочь и двенадцать сыновей, в общем, прекратила проклятие рода Атридов. В её честь назван астероид Хлорида, открытый в 1896 году. Создала из мёртвой нимфы божественный цветок — розу. Как богиня цветов больше известна из римской мифологии под именем Флора. В её честь проводились ежегодные аграрные праздники — Флоралии. Весь растительный мир именуется сегодня «флорой».

Я уже использовал практически эту же постановку фигуры в двух вариантах партии «Страсти на Олимпе». В «Мистерии Вакха» богиня цветов показана несколько более зрелой и несколько менее ветреной. Но, несмотря на более сдержанное выражение лица, пальцы правой ноги говорят о скрытом вулкане чувств и эротических фантазий. Внизу множество разных цветов, растущих из одного пня, а детище богини — роза — расположена в вершине золотого цветочного венка.

Белая ладья— Деметра

Деметра — богиня плодородия и земледелия. Одна из наиболее почитаемых богинь и в народе и в самом пантеоне. Значение её имени — «Мать-Земля».

Деметра родила от Зевса дочь — прекрасную Персефону, которую похитил Аид. Деметра обошла всю землю в поисках любимого дитя. Горе её не имело границ. Земля высохла, прекратились рождение и рост, люди умирали от голода и болезней, перестали приносить жертвы богам. Тогда Зевс вмешался в эту драму и потребовал вернуть Персефону матери. Владыка царства мёртвых уступил брату с небольшой оговоркой, и Персефона стала возвращаться к матери на 9 месяцев, а на зиму снова уходила к мужу в аид. Деметра возрадовалась и подарила людям земледелие, а люди стали строить Деметре храмы и устраивать мистерии в её честь. Представления, которые воссоздавали историю Деметры и Персефоны имели целью отблагодарить Деметру и просить хорошего урожая.

Об этих ритуалах известно очень мало, т.к. они были тайными: болтливых участников ожидала смерть или изгнание. Не исключено, что ритуал предусматривал человеческие жертвы, а может быть, просто боялись сглазить. Ведь урожай и жизнь всегда были понятиями тождественными.

На постановку этой фигуры меня натолкнули скульптуры киевского художника Василия Корчевого. Похоже, у нас с ним очень близкие взгляды на женскую красоту. Деметра в моём понимании — дородная женщина с округлыми формами, кровь с молоком, женщина-мать. Конечно, в роли Деметры — моя жена Алёна, которую теперь я иногда называю Деметрой, богиней-матерью. У Деметры довольно сложный венок из цветов и колосьев. Золотая ваза наполнена фруктами и овощами, вырезанными из фрагментов цветного бивня. Деметра не подвержена сексуальной истерии, она не развратна, но сверхпритягательна и плодородна.

Белые пешки — менады: Дирка, Соя, Ино, Феопа

Белые пешкименады (вакханки, бассариды, фиады, мималлоны) — спутницы и почитательницы Диониса. Менады (безумствующие) — феноменальное явление, которое всегда вызывало и вызывает интерес и у историков, и у исследо-вателей религий, и у психологов. До Дионисий древние греки жили размеренной жизнью, и главным правилом, философской основой их уклада был тезис: «Знай меру во всём!» Видимо, чувствовали и понимали мудрые эллины опасность, которая таится за границами Золотой середины. Может быть, в правящих кругах в какой-то момент не хватило сильных личностей, а может быть, неизбежно — в Древней Греции ли, или в другой стране, культом Диониса или Кибелы, человечество должно было испытывать себя на прочность в разных сферах, в частности, на прорыв той самой «дамбы» меры.

Дионис пришёл в Грецию вовремя, когда не обременённые войнами, не измученные засухами или наводнениями, вполне благополучные эллины, скорее уставшие от своей умеренности, уже готовы были извергнуть застоявшийся южный темперамент.

Экстатические танцы — орибасии — под звуки флейт и барабанов, даже с последующими сексуальными оргиями, беспорядочными соитиями, гомосексуализмом и кровосмешением, не могли бы так напугать историю, если бы милые и послушные, нежные и слабые, верные и хозяйственные жёны, матери и дочери не попали в дионисийский водоворот, превращаясь на время в настоящие исчадия ада. Орибасии, могли сорвать с места даже древних стариков, заставить хромых выбросить костыли, поднять с постелей больных и слабых; это были танцы в прямом смысле «до упаду», но для мужчин они заканчивались просто сильной уста-лостью, оставляя в памяти и во всём теле целительный восторг движения.

Менады не доходили до изнеможения. Набирая обороты, умножая физическую силу и теряя разум, вакханки, как будто, действительно сливались с какой-то высшей силой, подключались к некоему космическому генератору энергии. Они голыми руками рвали в куски животных и сжирали их сырыми (спарагмос и омофагия). У Еврипида в «Вакханках» менады растерзали стадо быков. Сотрясая распущенными волосами, изгибаясь, как в столбнячной судороге, и забрасывая назад головы, с безумным остекленелым взглядом, обвитые плющами и змеями, с боевыми тирсами, они «взрывали» Парнас нечеловеческими воплями и разливались по его склонам, как вулканическая лава. Адский демонический огонь безумия, безудержной дикой страсти, агрессивной истерии, вырвавшись из-под плодородной земли Эллады, распространился по всей Греции и за её пределы, и под маской праздника плодородия кремировал, опуская в пылающие печи разверзшейся бездны, разум и совесть. Менады — не мифические существа, это реальные женщины с именами и адресами проживания, просто мифы и реальность сплелись воедино.

Дирка — жена царя Фив Лика, отличалась жестокостью и в обычном состоянии. Бесславно погибла на рогах быка. Ино вскормила Диониса, и за это Гера поразила её безумием. Но после смерти по просьбе Диониса была принята в сонм богов и чтилась под именем Левкофеи. Менады растерзали легендарного музыканта и певца Орфея.

Белые пешки — менады: Флио, Стеропа, Гелика, Ойнанта

В отличие от римлян, которые пытались законодательно остановить вакханалии, ставшие реальной угрозой для общества, греки поступили мудрее: они мягко гасили смертоносное пламя, направляли его в другое русло. Перед празднествами женщинам запрещалось заниматься сексом в течение 8-10 дней. Жрецы называли это воздержание актом благочестия, на самом же деле, это делалось для того, чтобы накопленная энергия отдавалась женщинами в сексуальных оргиях, а не в безумных воинственных набегах. Вино и афродизиаки теперь стали союзниками здравого замысла. Гетеры, которые в то время были высокоинтеллектуальны и эрудированны и задавали тон в любом мероприятии, умело «переводили стрелки» на путь эротики. Ребёнок, зачатый во время праздника, стал считаться священным. Вот, что пишет по этому поводу Александр Мень в книге «История религии»:

«Постепенно вакханалии превращались в серьезную общественную угрозу. Но греки их не запретили, как сделали римляне, а стремились упорядочить и смягчить служение Дионису. Легенда связывает это с именем прорицателя Мелампа, мудреца из древнего Пилоса. Он повел планомерную борьбу против вакхических зверств: по его приказу отряды сильных юношей смешивались с толпами взбесившихся женщин и, танцуя вместе с ними, постепенно увлекали их в уединенные места, где их отрезвляли и успокаивали при помощи изготовленных Мелампом зелий… Меламп … не отрицал священного характера экстаза менад, и те, кто потом следовали его примеру, лишь пытались оздоровить культ Диониса, очистив его от дикости и извращений. Время оргий ограничили, и наряду с ними были введены более спокойные и невинные праздники Диониса. Торжества эти сопровождались представлениями, которые, как думают, легли в основу греческой драмы».

Вот мы и подошли к нашему театру в театре. И хотя роли менад, корибантов и богов играют актёры из бивня мамонта, за которыми, в свою очередь, стоят мои друзья, родственники и другие, в общем, положительные люди, ставшие прообразами греческих персонажей, будьте осмотрительны, глядя на эти шахматы: невидимый дух кровавого весельчака присутствует здесь наверняка.

Как и в каждом из нас.

В создании фигур менад мне помогали три натурщицы: сложные динамичные позы часто требовали поддержек. Конечно, приходилось и рисовать, и пролепливать и фотографировать. И непрерывно объясняться с жено

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Поделиться с друзьями!

Отправить ответ

1 Комментарий на "Шахматы «Мистерия Вакха» (резьба по бивню)"

avatar
20000
newest oldest most voted
Ксения Меньшикова
Гость

Прекрасная иллюстрация создания настоящего магического инструмента. В умелых руках такие шахматы могут переделывать реальность

яндекс.ћетрика